Растительные диеты и их влияние
23.04.2024, 20:25

Перевод на русский язык информационного бюллетеня ВОЗ (Европейский регион ВОЗ, в котором находится Россия; Европейское бюро ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний).

Растительные диеты и их влияние на здоровье, устойчивое развитие и окружающую среду. Обзор научных данных.

Plant-based diets and their impact on health, sustainability and the environment. A review of the evidence.

В Европейском регионе ВОЗ все больше и больше людей переходят на растительную диету [состоящую преимущественно или полностью из растительного питания] по причинам, связанным со здоровьем, а также из этических соображений, касающихся изменения климата и благополучия животных. В некоторых странах изменения в рационе питания только начинают проявляться, в то время как в других эта тенденция быстро усиливается. Однако, данные о долгосрочном влиянии вегетарианской и веганской диет на здоровье остаются неполными. Целью этого бюллетеня является обзор текущих научных данных и выявление пробелов в знаниях в этой области.

Растительные диеты

Растительные диеты представляют собой разнообразные модели питания, в которых особое внимание уделяется продуктам, полученным из растительных источников, в сочетании с меньшим потреблением или исключением продуктов животного происхождения. Вегетарианские диеты представляют собой подгруппы растительных диет, которые могут исключать потребление некоторых или всех видов продуктов животного происхождения.

Распространенные вегетарианские диеты [в данном контексте под такими диетами имеется ввиду вегетарианство в собственном смысле слова и другие близкие к нему типы питания]:

  • Веганская диета исключает все продукты животного происхождения, в том числе мясо, молочные продукты, рыбу, яйца и (обычно) мед.
  • Лактовегетарианская диета исключает мясо, рыбу, птицу и яйца, но включает молочные продукты, такие как молоко, сыр, йогурт и масло.
  • Лактоововегетарианская диета включает яйца и молочные продукты, но не мясо и не рыбу.
  • Ововегетарианская диета исключает мясо, птицу, морепродукты и молочные продукты, но допускает яйца.
  • Песко-вегетарианская (или пескатарианская) диета включает рыбу, молочные продукты и яйца, но не мясо.
  • Полувегетарианская (или флекситарианская) диета является преимущественно вегетарианской, но иногда или в небольших количествах включает мясо, молочные продукты, яйца, птицу и рыбу.

В целом, диета, преимущественно состоящая из растительного питания, и [одновременно с этим] с низким содержанием соли, насыщенных жиров и добавленного сахара рекомендуется [специалистами] как часть здорового образа жизни1. Такие диеты в значительной мере связаны с более низким риском преждевременной смертности, они обеспечивают защиту от неинфекционных заболеваний. Это суждение [о здоровом питании] дополняет общие данные, свидетельствующие, что ограничение потребления красного мяса (говядины, свинины и баранины) и переработанного мяса (такого как колбасы и колбасные изделия, копчености и соленое мясо) может защитить от различных неинфекционных заболеваний. Однако, строгие растительные диеты, такие как веганское питание, также вызывают обеспокоенность по поводу дефицита микроэлементов (таких как железо и витамин B12).

Профилактика неинфекционных заболеваний и растительная диета

Неинфекционные заболевания (НИЗ) влекут за собой 41 миллион смертей в год, составляя 71% всех преждевременных смертей2. Из них 80% обусловлены четырьмя наиболее распространенными НИЗ: сердечно-сосудистыми заболеваниями (которые приводят к 17,9 миллионов смертей), рака (9 миллионов), хронических респираторных заболеваний (3,9 миллиона) и сахарного диабета (1,6 миллиона). Из шести регионов ВОЗ Европейский регион несет самое большое бремя заболеваемости и смертности, связанных с НИЗ: на него приходится почти 90% всех смертей. Избыточный вес и ожирение являются основным фактором риска НИЗ, ими страдают более 59% взрослых и 29% детей в Европейском регионе. Во всем мире каждая пятая смерть взрослого человека связана с нездоровым питанием.

Низкое потребление фруктов и овощей сопряжено с плохим здоровьем и повышенным риском НИЗ. Недавние исследования показали, что высокое потребление фруктов и овощей связано с меньшим риском сердечно-сосудистых заболеваний и инсульта4, 5. ВОЗ рекомендует потреблять не менее 400 г. (пять порций) фруктов и овощей (кроме картофеля и других крахмалистых клубней) в день. Существуют большие различия в потреблении фруктов и овощей по Европе. Более чем в половине стран Европейского региона ВОЗ потребление фруктов и овощей составляет менее 400 г. в день, а в трети стран (особенно в странах Восточной Европы) среднее потребление фруктов и овощей составляет менее 300 г. на человека в день6, 7.

Сердечно-сосудистые заболевания становятся причиной более половины всех смертей Европейского региона. В целом, научные данные свидетельствуют о том, что вегетарианская и веганская диеты оказывают защитное действие против ишемической болезни сердца8, 9, 10, 11, но в недавних исследованиях сообщалось об увеличении риска инсульта10.

Наиболее сильно выражена обратная зависимость между [растительной] диетой и риском рака кишечника (также известного как колоректальный рак). Исследования показали, что постоянное (четыре и более порций в неделю) потребление переработанного мяса и непереработанного красного мяса увеличивает риск рака кишечника12. Впрочем, кальций — в основном из молочных продуктов — обеспечивает некоторую защиту от колоректального рака13, 14. Веганы, вегетарианцы и пескетарианцы, как было обнаружено, имеют меньший риск всех видов рака по сравнению с невегетарианцами15. По данным Всемирного фонда исследования рака, диеты, которые снижают риск развития рака, содержат не более чем умеренное количество красного мяса и мало или вообще не содержат переработанное мясо16.

Диабет неразрывно сопряжен с уровнем ожирения, поскольку высокий индекс массы тела (ИМТ) является наиболее опасным фактором риска. Различные исследования обнаружили, что вегетарианцы и веганы, как правило, имеют более низкий ИМТ, чем сопоставимые с ними в других отношениях невегетарианцы17, 18. Исследования показывают, что люди, которые едят мало мяса или не едят мясо вообще, имеют меньший риск развития диабета в значительной степени в связи с более низким ИМТ19. Следует отметить, однако, что те, кто не ест мясо, как правило, ведут более здоровый образ жизни, чем те, кто ест мясо.

Благотворные влияния растительных диет, взятые в совокупности, включая защиту, которую они обеспечивают от преждевременной смертности, предоставляют убедительные основания для руководящих принципов общественного здравоохранения, рекомендующих здоровую растительную диету в качестве средства профилактики и контроля НИЗ20, 21, 22, 23, 24.

Потребление макро- и микроэлементов в растительных диетах

Существуют некоторые опасения по поводу питательной соразмерности растительных диет, особенно веганских, которые полностью исключают все виды продуктов животного происхождения. В то время как усвоение и доступность определенных микроэлементов (таких как железо, витамин А и цинк) в растительной пище может быть ниже, чем в продуктах животного происхождения, получение рекомендуемых уровней этих микроэлементов все же может быть достигнуто с помощью правильно спланированной веганской диеты, включающей множество различных растительных продуктов25. Что касается других микроэлементов, таких как витамин D и витамин B12, которые в основном содержатся в животных источниках, веганы могут рассмотреть возможность потребления обогащенных [этими микроэлементами] продуктов и — в конкретном случае витамина D — достаточного пребывания на солнце. Таким образом, люди, соблюдающие веганскую диету, должны быть осведомлены о потенциальной недостаточности микроэлементов. Веганские диеты в целом соответствуют рекомендациям по потреблению белка, хотя оно обычно ниже, чем в случае менее жестких форм растительных диет. Однако следует отметить, что текущие исследования в этой области основаны на небольшом количестве когортных исследований.

Согласно систематическому обзору, веганская диета обычно связана с относительно низким потреблением витаминов B2, B12, D, йода, цинка, кальция и селена26. Было обнаружено, что у веганов существенно ниже потребление витамина B12 (важного для нескольких функций организма, включая здоровье нервной системы). В обзоре показано, что веганские диеты характеризуются меньшим потреблением насыщенных жиров и более высоким потреблением полезных ненасыщенных жиров. Также было обнаружено, что такие диеты не связаны с риском недостаточного потребления витаминов А, В1, В6, В9 (фолата), С, Е, железа, фосфора, магния или меди взрослым населением.

Ультрапереработанные продукты растительного происхождения

Несмотря на пользу для здоровья диеты, богатой растительными продуктами, не все растительные диеты полезны для здоровья. Хотя такие диеты обычно характеризуются соотношением содержащихся в них продуктов растительного происхождения [которые преобладают] по отношению к продуктам животного происхождения, [их обсуждение] может уделять мало внимания типам и качеству соответствующих растительных продуктов. Растительная диета часто связывается со здоровыми, цельными и минимально обработанными растительными продуктами, такими как цельнозерновые продукты, фрукты и овощи, бобовые, орехи и семена. Однако рафинированное зерно, подслащенные сахаром напитки, закуски и кондитерские изделия — это продукты, которые по-прежнему можно считать «растительными», поскольку они или их ингредиенты имеют растительное происхождение и могут не содержать продуктов животного происхождения.

Современные растительные диеты могут также включать продукты, подвергшиеся глубокой переработке27. К ним относятся продукты, имитирующие переработанное «мясо» (включая продукты, продаваемые как заменители колбас, наггетсов и гамбургеров), аналогичного рода напитки (например, миндальное и овсяное «молоко»), а также растительные «сыр» и «йогурт». Ультрапереработанные пищевые продукты, согласно определению системы классификации NOVA, представляют собой вещества, полученные из цельных пищевых продуктов, такие как крахмалы, сахара, жиры и белковые изоляты, с небольшим содержанием, если таковые вообще cодержатся, цельных продуктов и часто с добавлением ароматизаторов, красителей, эмульгаторов и других косметических добавок для увеличения срока хранения, улучшения вкусовых качеств и внешней привлекательности. В результате существуют значительные пробелы в знаниях о питательном составе таких заменителей мяса и молочных продуктов, тогда как и степень их вклада в современный рацион питания во многих странах Европейского региона неясна27. Кроме того, необходимы дальнейшие исследования для изучения пока еще неизвестного влияния на здоровье пищевых добавок и побочных продуктов, образующихся при промышленной переработке такого растительного «мяса».

Растительные продукты все чаще становятся частью растущего сектора питания вне дома в Европейском регионе ВОЗ — растущего сектора, который включает в себя магазины продуктов питания и напитков, где продукты питания и напитки можно купить для потребления вне дома. Исследование 2020 года показало, что растительная пища, производенная во вне-домашнем секторе, может содержать большое количество соли28. Впрочем, существуют значительные пробелы в нашем понимании связей между растительной диетой, питанием вне дома и качеством питания.

Дополнительные преимущества растительной диеты

Растительная диета может не только улучшать здоровье человека, но и снижать воздействие на окружающую среду, связанное с высоким потреблением продуктов животного происхождения, таких как мясо и молочные продукты1, 29, 30. Производство растительных продуктов, таких как фрукты и овощи, зерновые, бобовые, орехи и семена, приводит к более низким выбросам парниковых газов, чем [производство] животных продуктов питания31. Продукты питания, оказывающие наиболее негативное воздействие на окружающую среду — непереработанное и переработанное красное мясо — тесно связаны с возрастанием значительных рисков заболеваний. Переход на растительную диету может также помочь предотвратить потерю биоразнообразия32. Такое изменение модели питания может значительно сократить глобальное использование земель для сельского хозяйства за счет сокращения количества земель, необходимых для выпаса скота и выращивания сельскохозяйственных культур33. Обнадеживает тот факт, что сокращение потребления непереработанного и переработанного красного мяса имеет двойную пользу как для здоровья человека, так и для благополучия всей планеты1, 34, 35.

Помимо пользы для здоровья человека, переход на растительную диету может привести к экономии миллиардов евро по всей Европе на расходах на здравоохранение36. Чрезмерное потребление мяса ложится бременем на системы здравоохранения; например, по оценкам [специалистов], в 2020 году из-за чрезмерного потребления красного и переработанного мяса во всем мире умерло 2,4 миллиона человек, а расходы на здравоохранение составили около 240 миллионов евро37.

Рекомендации и выводы

Потребителям, для которых растительная диета является новой, а также тем, кто в настоящее время часто ест продукты животного происхождения, может быть полезно сосредоточиться на постепенном переходе к растительной диете, приняв [такую форму] растительного питания, в которой мясо необязательно исключается, но где оно не является главной характеристикой еды. Постепенное сокращение потребления животных продуктов, таких как красное мясо и птица, может быть легче усвоено и соблюдаться, чем более строгие диеты, полностью исключающие продукты животного происхождения. Постепенные изменения и более гибкие модели питания также допускают применение растительных диетических рекомендаций, соответствующих религиозным и культурным традициям.

Для людей, которые предпочитают не потреблять некоторые или большую часть животных продуктов, здоровое и хорошо спланированное [сбалансированное] растительное питание может обеспечить достаточный уровень микроэлементов. Для людей, которые предпочитают более умеренный подход, существенная польза для здоровья может быть получена даже за счет постепенного сокращения потребления животных продуктов и замены их полезными растительными продуктами. Тем не менее, при любой растительной диете разумно учитывать типы и качество растительной пищи, входящей в рацион. За исключением пищевой аллергии и клинических противопоказаний, людям предпочтительно следует выбирать продукты и напитки с минимальной обработкой: цельнозерновые, а не рафинированные; цельные фрукты, а не фруктовые соки; нерафинированные нетропические растительные масла (богатые моно- и полиненасыщенными жирными кислотами), такие как оливковое и подсолнечное масло, а не кокосовое масло и частично гидрогенизированные масла; и несладкие напитки, такие как вода, кофе или чай, а не газированные и другие подслащенные напитки.

В заключении [можно сказать], [что] многочисленные данные [научных исследований] свидетельствуют в пользу перехода населения к здоровому питанию на растительной основе — [питанию], которое снижает или исключает потребление животных продуктов и максимально усиливает благоприятное воздействие [соблюдения концепции] «Единого здоровья» на здоровье людей, животных и окружающей среды.

Оригинал (англ.) (можно скачать)

Выражение признательности

Данный информационный бюллетень был составлен Афтоном Халлораном (Европейское бюро ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний и Департамент питания, физических упражнений и спорта Копенгагенского университета) и проверен Холли Риппин, Кремлем Викрамасингхе и Клэр Фарранд (Европейское бюро ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний). 

Информационный бюллетень рецензировали: Аника Кнуппель, Керен Папье, Тэмми Тонг, Кэролайн Вуд (Департамент здравоохранения Наффилда, Оксфордский университет); Александр Мок (Сингапурский институт клинических наук (SICS), Агентство по науке, технологиям и исследованиям (A*STAR), Сингапур); Марк Гюнтер, Инге Хайбрехтс (Международное агентство по изучению рака); Анна Бах-Файг (Обертский университет Каталонии); Дженни Макдиармид (Институт Роуэтта, Абердинский университет); Элизабет Темме, Кэролайн ван Россум, Идо Токсопеус, Рейна Веллинга (Национальный институт здравоохранения и окружающей среды, Нидерланды); Ян Гойда (Центр исследований диабета, обмена веществ и питания, Карлов университет, Прага). 

Производство данного информационного бюллетеня [на английском языке] и связанная деятельность  профинансирована за счет гранта Правительства России в рамках Европейского офиса ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний.

[На момент публикации этого документа в 2021 году офис Европейского бюро ВОЗ по профилактике и контролю неинфекционных заболеваний находился в Москве (Российская Федерация). После обсуждения на сессии Европейского регионального комитета 15 мая 2023 г. было принято решение о закрытии офиса. Офис закрыт 24 ноября 2023 года, все его функции переданы региональному офису в Копенгагене].

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) – специализированное учреждение Организации Объединенных Наций, созданное в 1948 году и несущее основную ответственность за международные вопросы здравоохранения и общественное здравоохранение. Европейское региональное бюро ВОЗ является одним из шести региональных бюро по всему миру, каждое из которых имеет свою собственную программу, ориентированную на конкретные условия здравоохранения в странах, которые оно обслуживает.

Список стран Европейского региона ВОЗ: Албания, Андорра, Армения, Австрия, Азербайджан, Беларусь, Бельгия, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Кипр, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Грузия, Германия, Греция, Венгрия, Исландия, Ирландия, Израиль, Италия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Монако, Черногория, Нидерланды, Северная Македония, Норвегия, Польша, Португалия, Республика Молдова, Румыния, Российская Федерация, Сан-Марино, Сербия, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Таджикистан, Турция, Туркменистан, Украина, Великобритания, Узбекистан.

Ссылки (References)

1. Willett W, Rockström J, Loken B, Springmann M, Lang T, Vermeulen S et al. Food in the Anthropocene: the EAT–Lancet Commission on healthy diets from sustainable food systems. Lancet. 2019;393(10170):447–92. doi:10.1016/S0140-6736(18)31788-4.

2. GBD 2013 Risk Factors Collaborators, Forouzanfar MH, Alexander L, Anderson HR, Bachman VF, Biryukov S et al. Global, regional, and national comparative risk assessment of 79 behavioural, environmental and occupational, and metabolic risks or clusters of risks in 188 countries, 1990–2013: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2013. Lancet. 2015;386(10010):2287–323. doi:10.1016/S0140-6736(15)00128-2.

3. GBD 2017 Diet Collaborators. Health effects of dietary risks in 195 countries, 1990–2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. Lancet. 2019;393(10184):1958–72. doi:10.1016/S0140-6736(19)30041-8.

4. Perez-Cornago A, Crowe FL, Appleby PN, Bradbury KE, Wood AM, Jakobsen MU et al. Plant foods, dietary fibre and risk of ischaemic heart disease in the European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition (EPIC) cohort. Int J Epidemiol. 2021;50(1):212–22. doi:10.1093/ije/ dyaa155.

5. Tong TYN, Appleby PN, Key TJ, Dahm CC, Overvad K, Olsen A et al. The associations of major foods and fibre with risks of ischaemic and haemorrhagic stroke: a prospective study of 418 329 participants in the EPIC cohort across nine European countries. Eur Heart J. 2020;41(28):263240. doi:10.1093/eurheartj/ehaa007.

6. Comparative analysis of nutrition policies in the WHO European Region. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe; 2006 (https://apps.who.int/iris/handle/10665/108042, accessed 22 September 2021).

7. Stea TH, Nordheim O, Bere E, Stornes P, Eikemo TA. Fruit and vegetable consumption in Europe according to gender, educational attainment and regional affiliation: a cross-sectional study in 21 European countries. PLoS One. 2020;15(5):e0232521. doi:10.1371/journal.pone.0232521.

8. Kaiser A, van Daalen KR, Tayyil A, Cocco MT, Caputo D, Oliver-Williams C. A systematic review of the association between vegan diets and risk of cardiovascular disease. J Nutr. 2021;151(6):153952. doi:10.1093/jn/nxab037.

9. Jabri A, Kumar A, Verghese E, Alameh A, Kumar A, Khan MS et al. Meta-analysis of effect of vegetarian diet on ischemic heart disease and all-cause mortality. Am J Prev Cardiol. 2021;7:100182. doi:10.1016/j.ajpc.2021.100182.

10. Tong TYN, Appleby PN, Bradbury KE, Perez-Cornago A, Travis RC, Clarke R et al. Risks of ischaemic heart disease and stroke in meat eaters, fish eaters, and vegetarians over 18 years of follow-up: results from the prospective EPIC-Oxford study. BMJ. 2019;366:l4897. doi:10.1136/bmj. l4897.

11. Key TJ, Appleby PN, Bradbury KE, Sweeting M, Wood A, Johansson I et al. Consumption of meat, fish, dairy products, and eggs and risk of ischemic heart disease. Circulation. 2019;139(25):283545. doi:10.1161/CIRCULATIONAHA.

12. Gehring J, Touvier M, Baudry J, Julia C, Buscail C, Srour B et al. Consumption of ultra-processed foods by pesco-vegetarians, vegetarians, and vegans: associations with duration and age at diet initiation. J Nutr. 2021;151(1):120–31. doi:10.1093/jn/nxaa196.

13. Keum N, Aune D, Greenwood DC, Ju W, Giovannucci EL. Calcium intake and colorectal cancer risk: dose-response meta-analysis of prospective observational studies. Int J Cancer. 2014;135(8):1940–8. doi:10.1002/ijc.28840.

14. Aune D, Lau R, Chan DSM, Vieira R, Greenwood DC, Kampman E et al. Dairy products and colorectal cancer risk: a systematic review and meta-analysis of cohort studies. Ann Oncol. 2012;23(1):37–45. doi:10.1093/annonc/mdr269.

15. Segovia-Siapco G, Sabaté J. Health and sustainability outcomes of vegetarian dietary patterns: a revisit of the EPIC-Oxford and the Adventist Health Study-2 cohorts. Eur J Clin Nutr. 2019;72(Suppl 1):60–70. doi:10.1038/s41430-018-0310-z.

16. Diet, nutrition, physical activity and cancer: a global perspective. Continuous Update Project Expert Report 2018. London: World Cancer Research Fund International; 2018 (https://www. wcrf.org/wp-content/uploads/2021/02/Summary-of-Third-Expert-Report-2018.pdf, accessed 22 September 2021).

17. Jardine MA, Kahleova H, Levin SM, Ali Z, Trapp CB, Barnard ND. Perspective: plant-based eating pattern for type 2 diabetes prevention and treatment: efficacy, mechanisms, and practical considerations. Adv Nutr. 2021:nmab063. doi:10.1093/advances/nmab063.

18. Qian F, Liu G, Hu FB, Bhupathiraju SN, Sun Q. Association between plant-based dietary patterns and risk of type 2 diabetes: a systematic review and meta-analysis. JAMA Intern Med. 2019;179(10):1335–44. doi:10.1001/jamainternmed.2019.2195.

19. Papier K, Appleby PN, Fensom GK, Knuppel A, Perez-Cornago A, Schmidt JA et al. Vegetarian diets and risk of hospitalisation or death with diabetes in British adults: results from the EPICOxford study. Nutr Diabetes. 2019;9(1):7. doi:10.1038/s41387-019-0074-0.

20. Jafari S, Hezaveh E, Jalilpiran Y, Jayedi A, Wong A, Safaiyan A et al. Plant-based diets and risk of disease mortality: a systematic review and meta-analysis of cohort studies. Crit Rev Food Sci Nutr. 2021:1–13. doi:10.1080/10408398.2021.1918628.

21. Satija A, Hu FB. Plant-based diets and cardiovascular health. Trends Cardiovasc Med. 2018;28(7):437–41. doi:10.1016/j.tcm.2018.02.004.

22. Chen Z, Drouin-Chartier JP, Li Y, Baden MY, Manson JE, Willett WC et al. Changes in plant-based diet indices and subsequent risk of type 2 diabetes in women and men: three US prospective cohorts. Diabetes Care. 2021;44(3):663–71. doi:10.2337/dc20-1636.

23. Baden MY, Shan Z, Wang F, Li Y, Manson JE, Rimm EB et al. Quality of plant-based diet and risk of total, ischemic, and hemorrhagic stroke. Neurology. 2021;96(15):e1940–e1953. doi:10.1212/ WNL.0000000000011713.

24. Romanos-Nanclares A, Willett WC, Rosner BA, Collins LC, Hu FB, Toledo E et al. Healthful and unhealthful plant-based diets and risk of breast cancer in US women: results from the Nurses’ Health Studies. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2021 Jul 21. doi:10.1158/1055-9965. EPI-21-0352.

25. Melina V, Craig W, Levin S. Position of the Academy of Nutrition and Dietetics: vegetarian diets. J Acad Nutr Diet. 2016;116(12):1970–80. doi:10.1016/j.jand.2016.09.025.

26. Bakaloudi DR, Halloran A, Rippin HL, Oikonomidou AC, Dardavesis TI, Williams J et al. Intake and adequacy of the vegan diet: a systematic review of the evidence. Clin Nutr. 2021;40(5):3503–21. doi:10.1016/j.clnu.2020.11.035.

27. Wickramasinghe K, Breda J, Berdzuli N, Rippin H, Farrand C, Halloran A. The shift to plant-based diets: are we missing the point? Glob Food Secur. 2021;29:1–4. doi:10.1016/j.gfs.2021.100530.

28. Salt content of vegan and plant-based food in the out of home sector. London: Action on Salt; 2020 (http://www.actiononsalt.org.uk/media/action-on-salt/news/surveys/2020/Action-on-SaltReport---Salt-Content-of-Vegan-&-Plant-Based-Food.pdf, accessed 22 September 2021).

29. Springmann M, Godfray HC, Rayner M, Scarborough P. Analysis and valuation of the health and climate change cobenefits of dietary change. Proc Natl Acad Sci USA. 2016;113(15):4146–51. doi:10.1073/pnas.1523119113.

30. Godfray HCJ, Aveyard P, Garnett T, Hall JW, Key TJ, Lorimer J et al. Meat consumption, health, and the environment. Science. 2018;361(6399):eaam5324. doi:10.1126/science.aam5324.

31. Springmann M, Clark M, Mason-D’Croz D, Wiebe K, Bodirsky BL, Lassaletta L et al. Options for keeping the food system within environmental limits. Nature. 2018;562(7728):519–25. doi:10.1038/ s41586-018-0594-0.

32. Tilman D, Clark M, Williams DR, Kimmel K, Polasky S, Packer C. Future threats to biodiversity and pathways to their prevention. Nature. 2017;546(7656):73–81. doi:10.1038/nature22900.

33. Poore J, Nemecek T. Reducing food’s environmental impacts through producers and consumers. Science. 2018;360(6392):987–92. doi:10.1126/science.aaq0216.Springmann M, Wiebe K, Mason-D’Croz D, Sulser TB, Rayner M, Scarborough P. Health and nutritional aspects of sustainable diet strategies and their association with environmental impacts: a global modelling analysis with country-level detail. Lancet Planet Health. 2018;2(10):e451–e461. doi:10.1016/ S2542-5196(18)30206-7.

34. Clark MA, Springmann M, Hill J, Tilman D. Multiple health and environmental impacts of foods. Proc Natl Acad Sci USA. 2019;116(46):23357–62. doi:10.1073/pnas.1906908116.

35. Schepers J, Annemans L. The potential health and economic effects of plant-based food patterns in Belgium and the United Kingdom. Nutrition. 2018;48:24–32. doi:10.1016/j.nut.2017.11.028.

36. Springmann M, Mason-D’Croz D, Robinson S, Wiebe K, Godfray HCJ, Rayner M et al. Healthmotivated taxes on red and processed meat: a modelling study on optimal tax levels and associated health impacts. PLoS One. 2018;13(11):e0204139. doi:10.1371/journal.pone.0204139.

World Health Organization. Regional Office for Europe. (‎2021)‎

Лицензия: CC BY-NC-SA 3.0 IGO

Категория: Растительное питание | Добавил: Klara
Просмотров: 206 | Загрузок: 0