Тайна рождения Иисуса

Сомнения Иосифа (худ. Мастер Верхнего Рейна)После изложения родословия Иисуса Христа Евангелие от Матфея переходит к изложению истории его рождения. В синодальном переводе оно начинается словами: "Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого". Эти слова традиционно понимаются как зачатие без полового акта, называемое "непорочным". (На фото: "Сомнения Иосифа", картина анонимного художника, названного Мастером Верхнего Рейна, нач. XV в.).

Библейский текст не говорит о беременности Марии прямо, а использует выражение: "имеет во чреве". В соответствии с традиционным прочтением в переводе под редакцией Кулаковых сделана смысловая вставка: "ребёнка" (выделено курсивом): "И вот как произошло рождение Иисуса Христа. Его мать Мария была обручена с Иосифом, но, прежде чем они сочетались браком, оказалось, что носит она под сердцем ребенка от Духа Святого". Аналогичное донесение смысла традиционной трактовки содержится почти во всех современных переводах немного разными словами.

Не только в христианской традиции, но также и в мусульманской сохраняется вера в непорочное зачатие. В исламе в основе такой веры лежит текст Корана, по смыслу соответствующий Евангелию от Луки: "Вот сказали ангелы: "О Марьям (Мария)! Воистину, Аллах радует тебя вестью о слове от Него, имя которому - Мессия Иса (Иисус), сын Марьям (Марии). Он будет почитаем в этом мире и в Последней жизни и будет одним из приближенных. (...) Она сказала: "Господи! Как я могу иметь сына, если меня не касался ни один мужчина". Он сказал: "Так Аллах творит, что пожелает! Когда Он принимает решение, то Ему стоит лишь сказать: “Будь!” - как это сбывается" (Сура 3:45, 47, пер. Кулиева).

В отличии от ислама, иудаизм не признаёт в Иисусе посланника Бога и отрицает непорочное зачатие. В талмудических текстах содержатся слова о внебрачном зачатии, которые традиционно трактуются как сказанные об Иисусе, хотя некоторые современные исследователи считают, что эти слова могут не относиться к Иисусу Христу. Мессианский иудей (мессианские иудеи это современные иудеохристиане, которые по существу протестанты) Давид Стерн по этому поводу утверждает: "Раввины, жившие в первые века н.э. развили версию, ставшую затем традиционной, о том, что Йешуа был незаконным сыном Мирьям и римского солдата по имени Пандера (в Тосефте второго века, сочинении, подобном Мишне, см. Хуллин 2:23; в Вавилонском Талмуде см. Сангедрин 43а, 67а). Эта клевета, придуманная, естественно, для того, чтобы опровергнуть Евангелия, была доработана позже, в VI веке, в антиевангельской работе Толедот-Ешу".

Аналогично о внебрачном рождении Иисуса утверждал философ Цельс, известный работой против христианства: "(Иисус) выдумал свое рождение от девы. Он родился в иудейской деревне от местной женщины, нищей пряхи; уличенная в прелюбодеянии, она была выгнана своим мужем, плотником по ремеслу. (Она была уличена в прелюбодеянии и родила от какого-то солдата, по имени Пантера). Отвергнутая мужем, она, позорно скитаясь, родила втайне Иисуса". По мнению исследователей, легенда о том, что Иисус был зачат от римского солдата, происходит из враждебных христианству кругов. (Были ли эти круги иудейскими или римскими, кто у кого это заимствует, существуют ли предположения учёных, я не вникала в изучение этого вопроса).

Для нас важно вспомнить, что Евангелие от Матфея рассматривается в современной библеистике как созданное на основе Евангелия от Марка (по крайней мере, большинство библеистов остановились на этой теории, по существу она представляет мейнстрим библеистики). Евангелие от Марка не содержит никакой информации о рождении Иисуса Христа и это дает основание предполагать, что первоначально в раннем христианстве вера в непорочное зачатие не была широко известна. Почему? По этому вопросу существуют разные объяснения.

По мнению ряда исследователей, евангелисты черпали информацию из разных традиций. Повествования от Матфея и от Луки отличаются друг от друга, а автор Евангелия от Марка (согласно Папию Иерапольскому, им был переводчик апостола Петра Марк, но некоторые современные исследователи оспаривают это) не знал того, что знали авторы более поздних евангелий. Апологеты традиционной христианской веры считают, что поначалу детали рождения Иисуса были известны лишь в узком семейном кругу, а именно: автор Евангелия от Матфея узнал историю рождения Иисуса от родственников Иосифа, а автор Евангелия от Луки - от родственников Марии. Широкий круг христиан поначалу не знал историй рождения Иисуса, и Марк (или автор Евангелия от Марка) мог просто не иметь никакой информации.

Критические исследователи, которые скептично относятся к чудесам, считают повествование о непорочном зачатии мифологией. При этом миф может быть понят как обычная выдумка или же как символ скрытой реальности. Это очень важное различие в понимании мифа, на котором мне бы хотелось заострить внимание: если миф это выдумка, то его нужно просто отбросить, но если миф это символ, то нужно понять смысл послания. В соответствии с разным пониманием мифа лагерь скептиков неоднороден: некоторые игнорируют часть библейских текстов, называя их выдумкой или обманом, в то время как другие занимаются разного рода переосмыслением.

Критические исследователи часто рассматривают появление веры в непорочное зачатие как следствие распространения христианства, изначально возникшего в иудаизме, в эллинистической среде, и связывают идею непорочного зачатия с апологетикой божественности Иисуса. Логично полагать, что обращение в христианство людей, знавших греческую и римскую мифологию и философию (у них был разный уровень образования), способствовало развитию и модификации еврейской основы христианства. В языческой мифологии бывало немало примеров рождения детей богов от женщин. По этой причине Коран категорически отвергает возможность рождения детей Бога, ссылаясь на то, что Всевышний не может вступать в половые отношения с женщинами по Cвоей сути. Христианские апологеты, как правило, утверждают отличие христианской веры от языческой, подчёркивая, что непорочное зачатие не подразумевает полового акта божества с женщиной.

Вместе с тем, христианские авторы часто поддерживают связь непорочного зачатия c божественной природой Иисуса. Так, даже известный протестантский теолог Карл Барт связал догмат непорочного зачатия с догматом боговоплощения: поскольку Иисус в христианской традиции является одновременно Богом и человеком, зачатие от Духа Святого служит осуществлению этого. Если понимать богосыновство на простом уровне, то из того, как произошло зачатие Иисуса Христа (в традиционной трактовке), можно было бы предположить, что Иисус считал себя Сыном Бога из-за рождения от Духа Святого. Традиционная доктрина церкви, однако, утверждает, что Иисус был Сыном Бога до рождения на земле. Понятия Бога-Отца и Бога-Сына носят антропоморфный характер и не могут пониматься буквально. В Евангелии от Иоанна содержится более абстрактное философское понятие божественного Логоса, указывающее на веру в предвечную природу Иисуса в ранней христианской среде.

По мнению протестантского богослова Юргена Мольтмана, вера в Иисуса как Сына Бога не зависит от непорочного зачатия и не основана на ней. Йозеф Ратцингер (ставший папой Бенедиктом XVI), хотя защищал веру в непорочное зачатие, считал, что учение о божественной природе Иисуса не пострадало бы, если бы Иисус родился в обычном человеческом браке. Некоторые современные богословы не признают, что догмат о непорочном зачатии обязательнен для всех христиан (хотя такой взгляд не соответствует традиционной церковной доктрине).

Радикальные скептики (такие, например, как Джон Шелби Спонг) утверждают категоричный отказ от многих элементов христианской традиции, в том числе от веры в непорочное зачатие. Критическое изучение в целом полезно и нужно, но радикальное упразднение всего, что не соответствует современному мировоззрению, низводит религиозность до такого примитивного уровня, в котором теряется глубина духовного опыта. В США позиция радикальной критики становится противоположностью библейского вербализма, требующего понимать Библию исключительно буквально.

Это две крайности: вера в то, что Библию нужно понимать буквально, и отказ от веры, когда она вступает в противоречие с обыденным опытом. Многовековой религиозный опыт, запечатлённый в традиции, нельзя низвести до примитивного уровня: этот опыт предполагает выход за рамки обыденности, встречу с Высшим, которое непостижимо. Обе крайности являют собой упрощение. В качестве ещё одного примера можно привести библеиста Барта Эрмана: это серьёзный учёный, который отошёл от наивного библейского вербализма, но, видимо, не нашёл адекватной замены, назвав себя "агностиком атеистического толка".

В ответ на радикальную критику апологеты традиционной веры указывают на уникальность боговоплощения, которое понимается как единственный подобный акт за всю историю человечества, и утверждают, что Бог может влиять на материю. Некоторые даже утверждают, что Бог, сотворивший мир, мог сотворить мужские хромосомы для зачатия Иисуса. Тем не менее, не все религиозные люди верят в непорочное зачатие.

Интересную новую, нетрадиционную версию трактовки Евангелия предложил теолог и переводчик Д. В. Щедровицкий в книге "Сдвинутый светильник". Он обращает внимание на то, что слово, переведённое в синодальном переводе как "чрево", означает то, что внутри, и в библейских текстах может относиться к духовной сущности человека, а не к его биологическому организму. (Не это ли учитывалось в переводе под редакцией Кулаковых, где вместо слова "чрево" используется поэтическое выражение "под сердцем"?). Щедровицкий трактует утверждение "оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого" в значении боговдохновенного экстатического состояния. Иосиф, согласно этой трактовке, не понял, что Мария находится под вдохновением свыше, принял её за безумную и хотел с ней расстаться, но был остановлен ангелом. В версии Щедровицкого Иосиф принял Марию как жену, вступив с ней в супружеские отношения, Мария зачала Иисуса, после чего Иосиф "не прикасался к ней" по обычаю, принятому у ессеев, пока она ни родила.

Подобная трактовка Евангелия проблематична для принятия в рамках христианской традиции не только потому, что отвергает чудесное зачатие Иисуса, но и потому, что в этой версии отрицается вера в то, что Мария никогда не имела половой близости, навсегда оставшись девственной (отсюда церковнославянское слово "Приснодева", то есть "Та, которая дева всегда"). В биологическом смысле (не в смысле сексуального воздержания) сохранение девственности после родов также является чудом. Часть протестантов (но не все), не принимают этот догмат, трактуя евангельские упоминания о братьях и сестрах Иисуса как о детях, рожденных от брака Марии с Иосифом после рождения Иисуса.

Православная и католическая церкви основываются на предании о том, что Иосиф был хранителем девственности Марии и никогда не вступал с ней в супружеские отношения. В православной традиции Иосиф считается старым: он овдовел и от первого брака у него были дети (они-то и есть братья и сестры Иисуса в этой традиции). В католической традиции считается, что Иосиф также хранил девственность, как и Мария (братья и сестры Иисуса в таком случае были более отдаленными родственниками). Мария, согласно преданию, дала обет девства, на что указывает её удивление сообщению ангела о рождении ею сына в Евангелии от Луки: "как это будет, когда я мужа не знаю?" (именно эти слова повторены в Коране). Апологеты ортодоксальной традиции спрашивают: что удивительного в возможности зачатия в браке, если бы Мария не дала обет сохранять девственность?

Возможно, версия Д. В. Щедровицкого о естественном зачатии Иисуса оказывается приемлемой для некоторых благожелательно настроенных к христианству евреев, которые видят крайность в поверии, будто бы Иисус был зачат во внебрачной связи, но знакомы с традицией прочтения Библии в иудаизме. В этой традиции хорошо известно, что в приведенном Евангелием от Матфея пророчестве Исайи о деве, которая родит сына, и его назовут Эммануилом, использовано слово, означающее юную девушку, но не именно девственницу. Возможно, версия Щедровицкого также приемлема и для некоторых скептиков, которые считают непорочное зачатие невозможным, но одновременно не находят привлекательным упрощенное материалистическое понимание (наподобии того, к которому подводит Спонг). Щедровицкий не исключает участие Бога в рождении Иисуса: боговдохновенное состояние Марии, с его точки зрения, необходимо для того, чтоб она родила Спасителя мира.

В завершении этого небольшого обзора хочется снова вернуться к вопросу молчания о рождении Иисуса в Евангелии от Марка. Евангелист мог ничего не знать о рождении Иисуса, но это молчание можно понять и как указание на некую тайну. Под тайной я понимаю не чудо, а то, что рождает чувство благоговения и что сложно или вообще невозможно описать простым языком. Личность Иисуса Христа остается тайной. Все богословские построения не могут объяснить сути, и неслучайно в период христологических споров произошло несколько расколов церквей. Лучше бы иерархи церкви молчали, а не провозглашали анафемы на тех, кто верует иначе.

Как передать божественные истины простым языком? Язык мифологии указывает на нисхождение Божественного в мир. Рационалистическое "очищение" библейских текстов упраздняет тайну, но сведение тайны к буквально понятому чуду также упрощает истину, уводя от ощущения глубины. Найти золотую середину непросто.

Как верили ранние христиане? Очевидно, что среди ранних христиан было разнообразие взглядов. Церковь не была монолитна и христиане не представляли собой однородную массу. Можно предположить, что среди ранних христиан были как те, кто верил в чудесное рождение Иисуса, так и те, кто считал рождение Иисуса обыкновенным. Евангелие от Марка молчит и это молчание позволяет предполагать, что в окружении автора непорочное зачатие не было той доктриной веры, какой стало позднее.

Эта небольшая статья написана в цикле размышлений над библейскими текстами с комментариями, начатых в рассылке и блоге "Записки бунтаря" (в wordpress).

Категория: Библия | Добавил: Klara (21.10.2023)
Просмотров: 269 | Теги: непорочное зачатие, ислам, христианство, Библия, предание, богословие, Иудаизм, толкования Библии, библеистика