Войны Иисуса Навина в разных подходах к прочтению

Войны Иисуса НавинаВ числе сложных для понимания библейских текстов повествование о войнах Иисуса Навина, тревожащее современного читателя утверждениями, что в определённых случаях происходило поголовное истребление жителей Ханаана, пожалуй, занимает одно из первых мест. Как это понимать? Существуют разные точки зрения по этому вопросу.

Язычество это проблема?

Первая и наименее удовлетворительная из них делает акцент на необходимости уничтожения язычества. Но чем плохо язычество? Неужели нужно буквально понять слова о Боге-ревнителе, который не может терпеть почитания других богов так же, как ревнивый муж не терпит любовников своей жены, и вся суть проблемы состоит в "божественной нетерпимости"?

Здесь мне хотелось бы обратить внимание на то, что христианские апологеты и отцы церкви с похвалой отзывались о языческих мыслителях, которые учили мудрости и добродетели. Иустин Философ писал, что и в варварских народах обретаются "семена логоса" (или же "зёрна истины"). Тех, кто ведёт добродетельную жизнь, он назвал христианами, хотя они не знали христианской религии (Апология 1, 46). Проблемой, таким образом, является не "неправильная вера", а тот образ жизни, который может быть сопряжён с поклонением языческим богам.

Понятно, что никакой единой картины язычества в реальности не существует. Существуют разные культуры и обычаи, а также и разные лица, которые могут находиться на высокой или же низкой ступени духовного развития. По поводу ханаанского общества известно, что там практиковались человеческие и, что особенно вызывает ужас, детские жертвоприношения. Известно также о культах грубой чувственности и о храмовой проституции, которой было посвящено жречество "кедешим". Именно такие формы язычества прежде всего осуждаются в Библии. По мысли библейских авторов, израильтяне должны были не просто завоевать ханаанскую землю, но и очистить её, чтобы не научиться указанным культам от местных жителей. Это выражается в категоричной форме:

"А в городах сих народов, которых Господь, Бог твой, даёт тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию..., как повелел тебе Господь, Бог твой, дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали для богов своих, и дабы вы не грешили пред Господом, Богом вашим" (Втор. 20:16-18).

Такое объяснение, связавшее язычеcкую религию в данном случае с крайне "мерзкими" деяниями, помогает понять библейскую неприязнь к язычеству как таковому, но для современного человека оно не является удовлетворительным, если речь идёт о поголовном истреблении народов, что в наше время рассматривается как геноцид.

Изгнание, но не истребление?

Другая трактовка предлагается в ортодоксальном иудаизме. Её же излагает библейский исследователь Д. В. Щедровицкий (взгляды которого можно охарактеризовать как близкие к мессианскому иудаизму, то есть в основных вопросах христианские, хотя и не исключающие традицию иудаизма). Суть этой трактовки состоит в том, что не уничтожать народы, а изгонять их повелел Бог, причём только в том случае, если они не соглашались принять веру в единого Бога и отказаться от языческих культов[1].

В пользу такой трактовки говорят многие библейские тексты, где употребляется слово "изгнание". Например: "…Изгонит Господь все народы сии от лица вашего..." (Втор. 11:23). "Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас…" (Лев. 18:24) и "за сии-то мерзости Господь, Бог твой, изгоняет их от лица твоего". (Втор. 18:12). Также похожие по смыслу тексты об изгнании, которые привёл Д. В. Щедровицкий: Исх. 34:11, Иис. Нав. 13:6, 15:14, 17:18. В некоторых других библейских текстах указано, что местные жители не были изгнаны: Иис. Нав. 15:63, 16:10, 17:12–13, Суд. 1:19–33. В Библии содержится также текст, указывающий на то, что процесс завоевания ханаанской земли должен был быть постепенным, а не быстрым, где виден аналогичный смысл слов об изгнании и истреблении: "И будет Господь, Бог твой, изгонять пред тобою народы сии мало-помалу; не можешь ты истребить их скоро, чтобы не умножились против тебя полевые звери" (Втор. 7:22).

Языческий обычай

Хотя трактовка об изгнании ханаанских язычников в целом выглядит убедительной в свете приведённых библейских текстов, возникают вопросы о согласовании с теми местами Библии, смысл которых при буквальном прочтении указывает, скорее, на уничтожение местных народов, нежели на изгнание. Такой вопрос возникает, в частности, по поводу приведённого выше стиха: "не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию" (Втор. 20:16-17).

"Город будет под заклятием, и всё, что в нём — Господу; только Раав блудница пусть останется в живых, она и всякий, кто у неё в доме..." (Иис. Нав. 6:16).

По мнению исследователей, заклятие было языческим обычаем, подразумевавшим посвящение богам захваченных предметов, людей и животных, что в отношении людей и животных подразумевало предание смерти[2]. Израильтяне в этом случае должны были поступать аналогично тому, как поступали язычники. Но мог ли такое указание давать Бог? По этому поводу мнения комментаторов расходятся в зависимости от их подходов и взглядов.

Воля Бога?

По мнению одних комментаторов (это часто звучит в консервативных христианских трактовках), истребление язычников Ханаана было судом Бога над ними. Раз Бог так решил, это не может быть неверно. Такой взгляд плохо вяжется с понятием природы Бога как милосердия и любви. Почему нельзя "перевоспитать" малообразованный народ? Оправдывающие буквальное прочтение Библии комментаторы утверждают, что без истребления язычников в этом случае  израильтяне не могли бы сохранить чистую веру[3]. Звучит это дико и жутко, тем более, что в дальнейшей библейской истории израильcкий народ неоднократно отпадал от веры, а Бог его вразумлял (например, посылая пророков). Как бы обобщая подобные аргументы историк Илья Шифман, сделавший научный перевод Пятикнижия Моисея, писал:

"Предписание истребления людей иной веры, чтобы они не соблазнили к отступничеству от "правой" веры, — черта, характерная для догматической религии с её нетерпимостью к другим культам" (комментарий к тексту Втор. 20:16-18)[4].

По мнению других комментаторов (такую точку зрения, в частности, высказывает библеист Андрей Десницкий), священные тексты запечатлели не волю Бога как таковую, а то, как израильтяне, будучи сами ещё в то время дикими и духовно незрелыми, её понимали[5]. Такая точка зрения может быть обоснована в историко-критической парадигме, поскольку в данном подходе библейский текст рассматривается как запечатлевший предания религиозной общины, изложенные в письменной форме не под диктовку Бога. Библия, таким образом, рассматривается не только как слово Бога, но и как слово человека, понимание которого может быть ограничено. Верующие, разделяющие такой взгляд, не отрицают боговдохновенность Библии в целом, но не признают то, что каждое библейское слово произносит непосредственно Бог, а человек только записывает.

Посвящение Богу, но не убийство?

С той точки зрения, которую изложил Д. В. Щедровицкий, заклятие как посвящение Богу означало истребление язычества, но не жителей. В случаях, когда в тексте сказано об истреблении мечом, Щедровицкий предлагает уточнить язык оригинала. Он обращает внимание на то, что в тексте "И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, всё истребили мечом" (Иис. Нав. 6:20) фраза об истреблении мечом выделена курсивом, что означает смысловую вставку при переводе.

По мнению Щедровицкого, точный перевод должен звучать как "закляли… под острием меча", что по-русски лучше звучит как "под угрозой меча" и подразумевает в указанной трактовке изгнание под угрозой меча при нежелании отказаться от языческих культов. В других случаях Щедровицкий также уточняет, что "истребил остриём меча" должно быть переведено как "поразил остриём меча" (Иис. Нав. 10:3), что означает победу, завоевание, взятие города, но без коннотации поголовного истребления, а слова "никого не оставил" исследователь относит к изгнанию.

Вместе с тем, данная версия оставляет открытым вопрос, почему о Раав и тех, кто укроется в её доме, говорится именно то, что их следует оставить в живых. Логично ли предположить, что Раав и её близкие выделяются только затем, чтобы ни при каком раскладе они не были убиты, независимо от того, следует ли всех прочих убивать или же изгонять? Если это не так, то логика теста возвращает к простому прочтению: все, кроме Раав и укрывшихся в её доме, обрекаются быть убитыми. Суровость текста в таком случае объясняется тем, что таковы были обычаи и нравы далёких времён.

Слабые места версий

Версия, предложенная Д. В. Щедровицким, может быть охарактеризована как "религиозно благочестивая". В данной трактовке события развиваются таким образом, как это должно быть в идеале. Израильский народ в этом случае не дикий, а высоко духовный. Так мыслится библейская история в ортодоксальном иудаизме. Христианские авторы чаще предпочитают буквально читать пассажи об убийствах. С их точки зрения, Ветхий Завет мало учит о милосердии и много говорит о жёстком возмездии. В такой перспективе нестранно и поголовное истребление. Однако, проблемой подобных трактовок остаётся вопрос: как быть с представлением о Боге? Разве Бог в Ветхом Завете не тот же самый, что в Новом? Разве может Бог призывать к убийству людей из-за принадлежности к народу, пусть даже и многие в нём ожесточены? Ранее в библейском повествовании Авраам задавался вопросом: "Разве Ты погубишь праведного с нечестивым?" и получил отрицательный ответ.

Сторонник буквального прочтения скажет на это, что, вероятно, все люди, о которых в библейских текстах написано, что они отданы под заклятие, действительно заслуживали смерть, тем более, что они были детоубийцами. Но разве среди них не было детей? Если израильтяне убивали детей вместе со взрослыми, то чем это лучше принесения детей в жертву языческим богам? Вместе с тем, Библия не делает никаких оговорок по этому поводу.

Сторонник буквального прочтения может сказать о принципе коллективной ответственности, которая явно подразумевается в истории с Аханом: когда согрешил один человек, поражение в битве затронуло весь народ. В дальнейшей библейской истории, однако, пророки увещевают тому, что не должны быть осуждены дети за грехи их родителей. Таким образом, Библия предупреждает ревнителей буквализма о недопустимости приписывать воле Бога упраздняющий индивидуальную ответственность "коллективизм".

В то же время "религиозно благочестивая" версия страдает недостатком реалистичности и местами натянутостью толкования. Нереалистично представить древние племена на уровне высокой духовности, тем более, что в дальнейшей истории библейские тексты называют ветхозаветний народ "жестоковыйным". Как же в таком случае понимать изложенные повествования?

Историко-критический метод

По моему мнению, историко-критический метод прочтения имеет преимущество в сравнении с таким традиционно "благочестивым" прочтением Библии, которое наполненяет историю чудесами и делают её похожей на сказку. Преимущество выражается прежде всего в том, что, избегая картины "религиозного благочестия", критический подход рисует такую историю, которая в большей мере похожа на обыденную человеческую жизнь, где не заметно гротескного участия Бога и люди подчас далеки от идеала. Верующие же со своей стороны осознают незримое, незаметное присутствие Бога в жизни.

По мнению многих библеистов, книга Иисуса Навина была написана в эпоху плена израильского народа[6]. Хотя основные события этой книги подтверждаются данными археологии, детали повествования в историко-критической перспективе представляют собой творчество авторов, преследующих определенные богословские цели. Прежде всего они хотят утвердить народ в единобожии, отвергая смешение с язычеством как основную причину бедствий. Неприятие язычества соседствует с неприязнью к язычникам как источнику соблазнов уклониться от веры. По-видимому, именно это находит свое отражение в словах об истреблении и изгнании местных народов.

По мнению историков, в реальной истории заселение израильскими племенами ханаанской земли происходило постепенно и не носило характер одной победоносной военной кампании. Израильские племена могли в некоторых случаях вступать в военные противостояния с местными жителями, но в других случаях они мирно соседствовали с ними и даже смешивались. Как отмечает священник Александр Мень в труде по истории религии:

"Книга Иисуса Навина, несомненно, преувеличивает враждебные отношения между израильтянами и туземцами. Это была проекция в прошлое исключительности и нетерпимости, возникшей много позднее"[7].

Можно предположить, что тесты, утверждающие, что никто из жителей определённых мест Ханаана не оставлен в живых, являются таким же преувеличением, как и поэтический оборот речи о том, то, что солнце не заходило, пока не закончилась битва над Гаваоном, и подобные пассажи. Утверждение поголовного истребления заклятых народов должно было внушить страх перед Богом, который дарует победу израильтянам. Таким было представление Бога авторов текста. То же самое касается изгнания (хотя, как показано выше, в некоторых случаях контекст представляется более логичным понимать как истребление).

Вместе с тем, нельзя исключать и того, что в случаях военных побед израильтяне могли проявлять жестокость. Хотя с научной точки зрения невозможно точно определить, в какой мере многие местные жители погибли в таких случаях, как взятие Иерихона, логично рассматривать действия победителей по аналогии с тем, как было принято вести себя в те далёкие времена. Историко-культурный контекст и историко-критический метод прочтения дают возможность понять события, отражённые в тексте,  в виде постепенного процесса богопознания и духовного пути израильского народа. В книге Иисуса Навина народ находится ещё на низшей ступени этого пути.

Развитие сознания и духовный смысл

Введение в книгу Иисуса Навина Брюссельской Библии* объясняет:

"В свете Писаний пророков и Нового Завета грозная непримиримость Иисуса Навина к иноверцам получает чисто духовный смысл. Нравственный уровень людей того времени нельзя отождествлять с пророческой и тем более новозаветной этикой. Поэтому многие рассказы книг отражают представления полудиких кочевников, в сознании которых едва лишь забрезжили простейшие нравственные и религиозные понятия".

Религиозный смысл книги Иисуса Навина, таким образом, сводится не к идее победоносных завоеваний в кровопролитных войнах, а к необходимости прилагать усилия человека в получении даров Бога. В конечном счете Иисус Христос говорит, что обретение Царства Божия требует усилий (Мтф. 11:12). В свете Евангелия земля Ханаана, "обетованная земля", становится символом Царства Божия, куда верующих ведёт Иисус Христос, прообразом которого становится Иисус Навин. Верующие во Христа призываются к духовным битвам и изгнанию проявлений греха из своей души[8]. Таково духовное значение книги Иисуса Навина для христиан.

Послесловие

В качестве послесловия можно задаться вопросами о влиянии понимания библейских текстов на поведение верующих. В частности, можно размышлять о том, в какой мере буквальное прочтение войн Иисуса Навина могло подпитывать нетерпимость христиан, когда они вели религиозные войны и когда преследовали еретиков (да и сейчас, когда испытывают неприязнь к любым отклонениям от ортодоксии). Понятно, что многие исторические события прошлого в немалой мере имели политические причины. Но что лежало в основе мышления людей? Не вера ли в то, что Бог-ревнитель в определённых случаях благословляет насилие? Более того, можно задаться вопросом, не является ли воинствующие атеизм и секуляризм зеркальными отражениями того же самого явления в условиях культуры нетерпимости?

Другое размышление может касаться ислама, где существует понятие джихада. Джихад также может подразумевать духовные войны, но при буквальном понятии джихада как священной войны такая война требует соблюдения строго определённых законов. В частности, Коран запрещает убивать мирных жителей и монахов. Таким образом, принципы ислама в культурно-историческом контексте можно рассматривать шагом вперёд по сравнению с той картиной войн, которую рисуют библейские повествования о "войнах Ягве" в буквальном и некритичном прочтении. Вместе с тем, присутствие в традициях как иудаизма, так и ислама представлений о войнах, угодных Всевышнему, может служить объяснением реальных политических проблем, например, того, почему ближневосточный конфликт никак не может найти своего решения.

Данное послесловие не предназначено для детального обсуждения всех этих тем, а лишь предлагает вопросы для размышления.

Примечание

* Брюссельской Библией называется Библия с комментариями, изданная издательством "Жизнь с Богом", которое существовало в Брюсселе с 1945 по 2000 годы. Первое издание этой Библии было сделано в 1973 году и затем переиздавалось. Комментарии написаны преимущественно священником Александром Менем. Это издание содержало документы католической церкви и имело имприматур церковного руководства. В 2013 году Российское Библейское Общество переиздало Брюссельскую Библию, изменив расположение комментариев и убрав католические документы. Это издание РБО сейчас можно приобретать в магазинах.

Использованные комментарии

[1] Д. В. Щедровицкий. Книга Иисуса Навина: возвращение Израиля и спасение Ханаана. (Главы 5, 6). - М.: Теревинф, 2012

[2] Заклятие как умерщвление животных и людей было старым языческим обычаем. Такой комментарий содержит Брюссельская Библия. Библейский культурно-исторический комментарий неоднократно повторяет утверждение о внебиблейских свидетельствах такой практики в древнем мире у языческих народов (хотя без акцента на том, что израильтяне переняли языческий обычай применительно к своей вере в единого Бога, а не исполняли Его веление).

[3] Толкования Даласской Богословской семинарии  (русс. изд. 1989-1996)

[4] Учение. Пятикнижие Моисеево. Перевод, введение и комментарии И.Ш.Шифмана. М.: Издательство «Республика». 1993

[5] Андрей Десницкий. Комментарии к книге Иисуса Навина для портала "Экзегет" (видео youtube). Аналогичное мнение высказано библеистом в комментарии к 1 Цар. 15:3.

[6] Введение к книге Иисуса Навина в Брюссельской Библии ("Жизнь с Богом", 1973 и послед. изд.)

[7] Александр Мень. История религии. Т. 2: Магизм и Единобожие. - М.: "Слово", 1991. (Цит.: Глава 20 "Земля обетованная", примечание 481).

[8] Введение к книге Иисуса Навина Брюссельской Библии утверждает духовный смысл коротко. Д. В. Щедровицкий тему аллегоризма библейской истории развивает очень подробно.

Елена Преображенская (с)

Категория: Ветхий Завет | Добавил: Klara (30.03.2023)
Просмотров: 633 | Теги: Библия, христианство, толкования Библии, книга Иисуса Навина, богословие, Иудаизм, историко-культурный метод, библеистика